Песочно-золотыми буквами...

«Фронтовики! Наденьте ордена. А нам – надо бы поклониться».
В.И. Романов.

Это был особенный февральский вечер. Я очень давно не виделась с бабушкой, и мне очень хотелось ее навестить. 
Сначала долго пьем чай, болтая о разном. Не помню, вафли или печенье мы ели, но, когда вы долго не видитесь, вкусности за столом на деле не больше, чем просто украшение. 
Ни о чем серьезном не думая, идем в бабушкину спальню, вижу маленький старый телевизор-коробочку, журнал с кроссвордами на столе, кружевные «салфетки» на нем же. Вглядываюсь в каждый уголок, каждую наволочку и каждую книгу на полке – все под приглушенным светом. Но что-то явно выделяется на фоне блеклых потертых корешков книг – один красный. Спрашиваю, можно ли взять. Утвердительный кивок. 
«Они ковали победу 1941-1945» – вот какое название вырисовывали на красной обложке песочно-золотые буквы. И тут я сразу вспомнила про своих прадедушек Григория Матвеевича Чернокова и Ивана Захаровича Романова. 
 – Ба, а мои прадеды в этой книге есть?
Бабушка с минуту помолчала, а потом своим тихим голосом сказала:
 – Ну, мой отец точно в этой книжке был, посмотри.
Пролистав большую часть книги, я-таки смогла найти знакомое имя.
«ЧЕРНОКОВ Григорий Матвеевич, род. 1917. Рядовой, участвовал в боях с 1941 г. на 2 Украинском фронте. Освобождал Великие Луки, был ранен. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I ст., медалью «За боевые заслуги», – вот что я смогла отыскать на страницах этой книги.
 – Так мало… – тихо сказала я. – Бабушка, а у тебя случаем нет фотографии твоего отца? Что ты вообще о нем помнишь?
 – Фотография есть, конечно. Но если про войну хочешь узнать – я сама ничего не знаю. Не любил он об этом говорить. Можешь в сельсовет сходить – там узнать. Или в библиотеке. Поди что-нибудь да найдешь.
Уже дома, я никак не могла отпустить от себя мысли о моем воевавшем родственнике и о тех словах, написанных моим дедом, Владимиром Ивановичем Романовым, на краях этой книги: «Фронтовики! Наденьте ордена. А нам – надо бы поклониться». «Такие люди!!! Нет слов». Сказать, что меня поразили эти слова, – ничего не сказать. Я раньше никогда не спрашивала о том, кто в моей семье был на войне, какую жизнь они прожили. Но время развило во мне серьезное чувство долга, а журфак – неугомонное любопытство. 
Почти засыпая, я представила картину. Январь. Город Великие Луки, река Ловать, которая проходит через него. Весь город в руинах, разрушены дома, здание Депо и железнодорожного вокзала – не один месяц идут бои за освобождение города. Гул самолетов. Черное небо, черная земля, от вражеских пуль гибнут солдаты – однополчане. Земля вся перемешана с кровью. Оставшиеся в живых встают, бегут вслед за танками. А среди них мой дед – рядовой Григорий Матвеевич. 
С криком «Ура!» он отважно бросается вперед, ему вторят и все его однополчане, и ни что не может заглушить этот пронзительный крик. Кольцо окружения стянулось, осталось несколько метров до последнего убежища немцев – бункера барона фон Засса внутри цитадели Великие Луки. Поняв неизбежность своей гибели, барон сдался. Город освобожден! В своей голове отчетливо слышу слова Юрия Левитана. «Говорит Москва. Сегодня 17.01.1943 года наши войска полностью закончили ликвидацию немецко-фашистских войск, окруженных в городе Великие Луки». Так было или иначе, я не знала.
Не дождавшись следующим утром звонка будильника, я быстро собралась и пошла на поиски. Сначала нужно было зайти в библиотеку – вдруг там есть книги или газеты, в которых я смогу найти что-нибудь о моих родных, побывавших на войне.
Но в библиотеке мне принесли ту же самую книгу, что я уже видела у бабушки. Мы пытались найти что-то еще, но все впустую. 
Попрощалась с библиотекарем. Вышла. Спустилась по лестнице. Осталась только одна надежда – сельсовет.
Иду по коридору. Каждый шаг в мертвой тишине отдается эхом, вгоняющим в дрожь. Скорее, такие неприятные ощущения у меня были от разочарования. Я уже боялась ничего не найти.
 – Здравствуйте. Я Лиза Романова. Я бы хотела про своего прадедушку узнать – Чернокова Григория Матвеевича, – как на автомате проговорила я эти слова человеку, который работал специалистом по работе с военнообязанными.
Женщина подозвала меня к своему столу, достала какую-то папку и вытащила оттуда исписанный синими чернилами лист. 
 – Вот, это все, что у нас есть, – сказала она.
Я внимательно пригляделась, но там было написано все то же самое, что и в книге. Увидев растерянность и непонимание в моем взгляде, женщина снова обратилась ко мне:
 – Видишь ли, прадедушка твой был с непростым характером. Не любил он о войне говорить, да и… не дожил. Где-то год не дотянул до того, чтобы удостоверение получить, что он воевал. Просто воевал на Украине, а не признавали тогда таких. Еще бы годок и, кто знает, может, сейчас мы бы знали больше, – последние слова она произнесла, вздыхая.
Вот так. Время бежит и бежит, забирая с собой людей, героев, но что самое страшное – забирает память о них, о великом подвиге, о великой жертве. Это несправедливо, но людям все равно приходится с этим мириться.
Я вечером поговорила с мамой, и мы решили узнать о втором моем прадедушке, Иване Захаровиче Романове, у братьев моего деда, что они помнят о тех годах, о своем отце и о нем самом.
И… удача наконец-то нам улыбнулась!
Мы вышли на Виктора Ивановича Романова, брата моего дедушки, который нам рассказал все, что знал.
Как выяснилось, мой прапрадедушка Захар Петрович Романов (отец Ивана Захаровича) ушел на фронт в начале Великой Отечественной войны. Точно никто не помнил, но скорее всего, он был рабочим и ушел воевать, когда ему было уже около 40 лет. Последнее письмо родные получили от него в декабре 1941 года. В феврале 1942 пришел зловещий «треугольник» со словами «Пропал без вести». Позже в архивных документах родные нашли справку о безвозвратных потерях, где указано, что «красноармеец Романов Захар Петрович пропал без вести в боях под Москвой».
Но тогда, в начале войны, Иван Захарович переписал себе год рождения с 1925 на 1924, чтобы пойти воевать и отомстить за своего отца. 
Сначала он проходил обучение на парашютиста, затем был отправлен на фронт. 
Иван Захарович Романов имел благодарность от Главнокомандующего И.В. Сталина за 13 боевых прыжков в тыл врага, Орден отечественной войны, медали «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и «За победу над Германией». Завершил он войну в звании младшего сержанта в составе 3 Украинского фронта в Австрии. 
Мне стало известно, что вернулся с победой Иван Захарович уже в Куйбышевскую область, куда его мать Анна вернулась в 1945 году. «Объявление о победе она услышала в поезде, впечатления от этого у нее остались неизгладимые – радость и горе в одном лице», – вспоминает Виктор Иванович. Иван Захарович вскоре женился, у него родилось два сына Владимир в 1949 году и Виктор в 1951 году. В 1958 году Иван Захарович перебрался с семьей в Приморский край, где в 1959 году у него родился младший сын Николай. «Он очень гордился, что у него три сына, хотя не скрывал желания, чтоб третьей родилась дочка. В начале 60-х мы переехали в Ульяновскую область, где отец работал дорожным мастером – асфальтировал дороги», – отметил Виктор Иванович.
Вспоминая о своем отце, Виктор Иванович Романов рассказал нам пару историй: «Его лучший друг не успел перерезать стропы после прыжка – скосили пулеметом, отец так рыдал, рассказывая родителям погибшего об этой трагедии – видно, пережил все заново. А еще помню, что как-то отец встретил на своем участке пастуха – разговорились. Оказывается, воевали совсем рядом. Может, и виделись, не зная друг друга, ну и как водится, сели, выпили. Я впервые увидел, как два взрослых мужика плачут, вспоминая погибших друзей. Слишком много людей покосило». 
Очень мало «жизни» было во всем том, что нам удавалось выяснить. Разве что сухие факты. Но понять своих прадедов, которые не хотели об этом говорить – не сложно. Столько горя было на той войне, что хотелось просто забыть о ней, как о страшном сне. И мою благодарность за то, что я сейчас живу под мирным небом, не способны выразить ни одни слова на свете, ни единая слеза, ни один печальный взгляд. 
Елизавета Романова, с. Садовое.

Комментарии

Оставить комментарий

Учитель… Всего одно слово, но как много у него значений!

9 октября отмечает юбилей Ирина Викторовна Медведева, заведующая Кетовским детским садом №3

Бывают такие люди, от встречи с которыми, даже при плохом настроении, становится спокойно на душе

Все новости рубрики Люди и судьбы