Они подарили нам жизнь

Все дальше и дальше уходит от нас 1945 год и эхо войны слышится все тише и тише.

И все меньше становится тех, кто видел этот ужас. Однако мы не имеем права забывать их, тех, благодаря кому мы вообще смогли родиться. Наши дорогие ветераны – люди, кому мы обязаны своим существованием. До тех пор, пока мы помним и ценим то, что они сделали для своей страны и своего народа, нам не страшны никакие внешние враги и обстоятельства. 
К сожалению, время никого не щадит, и их остается с каждым годом все меньше и меньше.
Недавно наш корреспондент побывал в Лесниковском пансионате для престарелых, где по разным причинам проживают несколько ветеранов Великой Отечественной войны. Уж очень хотелось пообщаться с участниками одного из самых страшных событий нашей страны, услышать, что толкает людей на подвиги. Честно говоря, ничего особенного нет в них, кроме любви к своей стране, с которой они рассказывают о тех тяжелых годах. Для нас, родившихся в мирное время, эти люди – встреча с историей.
У каждого ветерана своя судьба. Мирная довоенная жизнь. Учеба, работа, семья. 
Вениамин Кириллович Смирнов родился 1 апреля 1924 года в с. Чаши Каргапольского района в семье колхозников. Позже семья переехала в Макушинский район, где он окончил школу. В 1942 году был призван в армию на срочную службу в Тюмень. Окончил курсы средних офицеров, из шести месяцев, необходимых для обучения, успели отучиться только четыре. Однажды были подняты по тревоге и было объявлено, что они отправляются на фронт. Кому нужно офицерское звание – получите на фронте. Сначала попал в пехоту в 320 гвардейскую дивизию, после ранения под Изюмом (Украина, Харьковская область), еще хромая на левую ногу, вернулся в строй. Командир роты, увидев бойца, даже удивился: «Ну, братец, что же я с тобой буду делать? Ты еще не оклемался! Погоди, у меня связиста ранило сегодня ночью. Айда к аппарату!». 
И, как Вениамин Кириллович говорит, «прилип» к аппарату, так связистом всю войну и пробыл. Идти перед войсками, позади них, а также восстановить во время боя связь – все это приходилось делать быстро, несмотря на то, что пули свистят над головой. Окончил войну в звании рядового, дойдя до Чехословакии. Освободил восемь государств: Украина (были одни из самых ожесточенных боев под Харьковом), Молдова (разбили гитлеровские войска, да так, что стоявший там румынский кавалерийский корпус, уже не хотевший воевать, побросал больше половины лошадей и у советских бойцов из пехоты получилась кавалерия. Взяли Ясско-Кишиневскую группировку и, пройдя югом от Кишинева, вышли на румыно-молдавскую границу тогда еще Советского Союза). Перешли в Румынию, а затем в Болгарию, где группировка во главе с командиром Болгарского офицерского училища долго отказывалась сдаваться, но пришли болгарские партизаны, и наши бойцы передали им эту группировку для разоружения, а сами двинулись в сторону Югославии, в Венгрии заняли город Сегед. Вообще, бои в Венгрии были большие и ожесточенные, по сравнению с последующей Австрией. Там обошлись краткосрочными боями, в основном, уничтожались небольшие группировки. 
Там же и произошел интересный инцидент. Когда уже почти освободили Австрию и другие страны, «американцы» и «англичане» потребовали от советского правительства показать тех солдат, которые уже пол-Европы «завоевали». Мол, в парадной форме их видели, хотелось бы посмотреть на солдата, участвовавшего непосредственно в боевых действиях. И вот, после окончания боя, пришлось еще и ехать на «парад», причем в этой же боевой одежде, такого было условие парада. 
Затем, форсировав Дунай, дивизия дошла до Братиславы, что в Чехословакии. Через пару дней, после прибытия в эту страну, в один из вечеров, послышался крик: «Война кончилась! Война кончилась!». Это же вещал и репродуктор, висевший на столбе. 
Цели дойти до Берлина дойти поставлено не было. Это была задача фронта под командованием маршала Жукова. Командующим войсками Южного, 4-го и 3-го Украинских фронтов был Маршал Советского Союза Федор Иванович Толбухин. 
Долгожданная победа! Домой! Обратно добирались по железной дороге. Дома бойца, кстати, не ждали совсем. Еще на Украине, под Днепропетровском, его контузило и засыпало блиндаж, в котором он находился, свидетели подтвердили гибель, тогда же была отправлена домой родным похоронная. 
Когда же через некоторое время после сражения проходили люди, собиравшие раненных с поля боя, заметили раненного Вениамина Кирилловича. Однако, никто не знал, что «похоронка» отправлена, поэтому дома он считался погибшим, и родные уже получали пенсию. Письмам мать не верила, ответила однажды: «Пока не увижу своими глазами и не потрогаю, не поверю, что жив». Пришлось просить отпуск и во время войны приехать ненадолго. 
Что там творилось! И верили, и не верили. Приехал к сестре в Макушино, к тому времени остальная семья жила в Частоозерье. По телефону вызвали брата. Тот пришел к матери со слезами, что Веня приехал. И уже к четырем часам вечера они были в Макушино, куда он и вернулся после войны. Продолжил работать агрономом, ведь за спиной была сельскохозяйственная двухлетняя школа, еще в той, довоенной, жизни.
Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Оставить комментарий

Единый урок мужества под таким названием прошел 6 апреля в Просветском Доме культуры.

Все новости рубрики Люди и судьбы