Чернобыль, разделивший жизнь на «до» и «после»

На наши старые погоны
Легла чернобыльская пыль.
Мы раньше не были знакомы,
Нас познакомил Чернобыль…
Беда, ребята, вырвалась на волю,
И не забыть уж столько лет подряд.
В сердцах людей останется лишь болью
Над всей землей взорвавшийся заряд…

Эти строки Лера Степановских посвятила своему деду – участнику ликвидации последствий чернобыльской катастрофы Виктору Андроновичу Степановских. Рассказ о судьбе ветерана-чернобыльца был отмечен членами жюри международного фестиваля «Звезда Чернобыля». Валерия Степановских, работая под руководством педагогов Кетовского Детско-юношеского центра Л.Н. Суставовой и К.Ю. Кладовой, стала лауреатом этого крупного конкурса.
В первые годы после чернобыльской аварии на ликвидацию ее последствий были призваны более ста наших земляков, многих из них уже нет в живых… Спустя шесть месяцев после катастрофы был мобилизован и лесниковский бульдозерист Виктор Степановских. В зоне аварии он пробыл с декабря 1986 по май 1987 года в составе специального военного подразделения. Молодым сорокалетним мужчиной он оставил семью, жертвуя своим здоровьем, чтобы защитить всех нас от невидимой, но беспощадной радиации. Около месяца Виктор Андронович провел в Златоусте, где будущих ликвидаторов учили работать в зоне радиации.
В начале 1987 года Виктор Степановских в составе специальной группы прибыл в Чернобыль. В то время станция еще подавала напряжение.
– В зимнее время нельзя было делать дезактивацию – замерзали растворы, – вспоминает Виктор Андронович. – Мы выполняли разные работы: ездили на железнодорожную станцию, разгружали вагоны с булыжником для ограждения Припяти. Ожидалось наводнение. Позднее я работал на теплогенераторе, отапливал здание.
Части стояли в тридцатикилометровой зоне аварии, первый лагерь составляли брезентовые палатки. Никакой особой защиты у мужчин не было: военная форма, сапоги, а их специальных средств были только респираторы, к концу дня разрушавшиеся под действием радиации. Там, где не выдерживала техника, работали люди вопреки мощнейшему излучению и естественному человеческому страху.
В апреле Виктор Степановских ездил на Чернобыльскую АЭС. Он проработал на станции 14 дней, вместе с товарищами убирал радиоактивный мусор и верхний слой земли. Все, что можно было вывезти из десятикилометровой зоны аварии, убирали в могильники, а то, что не успели захоронить, свозили в специально отведенные зоны. Некоторое время мужчины работали в машинном отделении станции, выполняя мелкий ремонт на первом энергоблоке: носили кабеля, свинцовые шторы, устанавливали кран-балку в разгрузочном цехе.
– Дозиметры нам не давали, – рассказывает ветеран, – прежде чем приступать к работе, вызывали дозиметристов и в зависимости от того, какой фон, определяли время работы.
В Чернобыле Виктор Степановских не оставил своего увлечения фотографией. Он был назначен полковым фотографом, снимал окрестности аварии, своих друзей и однополчан. Накануне праздника Победы Виктор Андронович с товарищами ездил по выселенным деревням, где бойцы наводили порядок около памятников погибшим воинам. А он, как полковой фотограф, участвовал в перезахоронении партизан Великой Отечественной войны. Здесь, в Чернобыле, неожиданной радостью для Виктора Андроновича стала встреча с армейским другом Василием Бабиновым. Спустя 20 лет судьба вновь свела их в одном взводе одного полка.
Виктор Степановских с волнением вспоминает о времени своей службы в Чернобыле. Возвратившись домой, он перенес лучевую болезнь и потерю зрения. Но, конечно, самым тяжелым испытанием для него было видеть, как один за другим уходят друзья-однополчане.
Рассказывая своей подросшей внучке о Чернобыле, Виктор Андронович всякий раз показывает фотокарточки однополчан, читает заметки в старых газетах, которые он бережно хранит. А Лера Степановских на вопросы окружающих решительно отвечает: «Я горжусь своим дедом, горжусь нашими ветеранами, отдавшими жизнь и здоровье в защиту всего человечества!».

Источник: 
Внештатный коррепондент

Комментарии

Если у вас есть вопросы по цифровому эфирному телевещанию

Все новости рубрики Газета